Фрагмент трансляции от 11 июня 2014


Содержание:

— Сомнения берут, что на проскомидии священник прочитывает все записочки и синодики. Их много. Еще больше имен в них. А времени мало. Еще надо частичку за каждое имя. Может у Вас есть секреты на этот счет.

У меня секрет такой: я всю вечернюю службу стою у жертвенника вынимаю частички (то есть, это не только на проскомидии делается — с вечера начинается). И если время сопоставить, то часа два точно уходит вычитывать все эти синодики. И с утра священник приходит зачастую заранее, вынимает частички. На Пасху я в 7 часов вечера (перед Пасхальной службой) прихожу, каждые полчаса выхожу, яйца и куличи освящаю и до 23 часов (то есть 4 часа) стою около жертвенника, совершаю проскомидию. Иногда это делаю до половины двенадцатого. Весь секрет в этом.

И еще есть секрет один. Если записок много, то есть же еще и алтарники, которых некоторые священники рядом с собой ставят, и тоже дают эти записочки, и, вынимая записочки, алтарники в два, три, четыре голоса читают эти записочки. За каждое имя частичку вынуть не получается, если их огромное количество. А что делать?

В Дивеево я был, так там вынимание частичек — это стихийное бедствие. Там записок горы, а маленькие просфоры просто мешками таскают. И вот всех священников–паломников, которые приезжают туда с группами, просят в алтарь на службу повынимать частички. И вот нас, священников, стоит возле жертвенника человек пять-шесть, а может и больше, вынимают частицы. Там стол для этого специальный. Только один мешок заканчивается, приносят другой. И все это с записочками. И еще ходит дьякон и смотрит, чтобы частички вынимались маленькие-маленькие. Просто малюсенькие, крохотные. Если кто-то вынимает «богатый» кусок, как у себя в сельском храме, то дьякон на него сердится — если все частицы будут крупными, то это будет такая гора частиц, то ни на какой дискос не поместится, ни в какую Чашу не войдет, и потребить это будет невозможно. Тем мельче, тем лучше. Вот такие секреты.