духовникГде и как найти своего духовника, помощника на духовном пути? Нужно ли священнослужителям приглашать к сотрудничеству врачей психиатров?

Священнослужитель, духовник и врач психиатр

Где найти своего духовника?

О, это сложный вопрос. Сейчас у людей огромная потребность в этом. А духовенства очень мало. Священники очень загружены. И не всё духовенство отвечает тем требованиям, которые предъявляются к духовнику. У некоторых священников отсутствует опыт, например. Сейчас рукополагают много молодых священников, так как в них есть крайняя необходимость. Они сразу же начинают духовно руководить людьми, а ведь сами ещё нуждаются, что называется, в «поводыре». Да, у них есть благодать, право совершения таинств и так далее. Но никто не отменял личный и житейский опыт, мудрость, осторожность, культуру. Получение в таком возрасте такой «власти» не всегда положительно сказывается на его собственной душе. Спустя какое-то время можно увидеть этого священника зазнавшимся и «зазвездившимся». Он становится неприступным человеком, который мнит о себе не весть что. Это искушение, конечно. И оно опасно. Я ни в коем случае не осуждаю. Просто обозначаю проблему. А куда людям деваться? Поэтому вопрос о духовнике очень серьёзен. На эту тему А.И. Осипов говорит очень много на своих лекциях.

Не знаю, стоит ли повторяться, но хорошо, скажу своё мнение. Должен быть выбор. Надо выбирать духовника, так же, как и храм. Подошёл к одному священнику, поговорил с другим священником, пообщался с третьим, задал вопрос четвёртому. И так постепенно набирать опыт и знания. Обращать внимание на то, что говорят священники, как и почему. В результате, какой-то один из этих священников окажется Вам по сердцу ближе, чем другие. И станет если и не духовным отцом, потому что это очень серьёзно, но, по крайней мере, духовным советчиком, что ли. Он сможет выслушать Вас и даст совет по поводу каких-то ситуаций, прежде всего, духовных ситуаций. Это тоже нужно понимать. Потому что люди часто обращаются к священнику сkp_image душевными и семейными проблемами, проблемами взаимоотношений с детьми-подростками. Например, дети вырастают, становятся плохо управляемыми, на них уже нельзя влиять и держать в узде теми же методами, как раньше, к тому же, на них влияет улица и дурная компания. Родители приходят к батюшке и спрашивают: «Что делать? Может, на отчитку сводить ребёнка или ещё куда-нибудь?» И они такое начинают говорить, что хватаешься за голову. Родители думают, что ребёнка сглазили, испортили, бес вселился, ещё что-нибудь. Наговорят, напридумывают много чего. На самом деле, к этой ситуации привело элементарное неумение воспитывать. Не надо здесь никаких отчиток. Надо было не терять связь и общение со своими детьми. Были допущены серьёзные ошибки. Потом начинаешь всё это разбирать. Но это не является работой священника. Это работа психолога. И проблема не духовная, а душевная. Поэтому я за то, чтобы в храмах работали психологи. Даже пусть они будут мирянами. Но надо, чтобы они были помощниками при священнике. Кстати, у меня был такой опыт. У меня в храме психолог-женщина полгода работала. К сожалению, за полгода мало что можно сделать. Она только начала входить в колею, люди только стали тянуться к ней. Она – хороший психолог. Но потом женщина вынуждена была уехать в другой город. И до сих пор её место вакантно. Потому что хороших психологов мало, как и хороших священников. Поэтому я за то, чтобы психологи были. Люди приходят в храм решать огромное количество проблем, но эти вопросы нужно решать не священнику. Это не его профиль.

Может, надо в церкви держать психиатров?

Не держать, а сотрудничать с ними надо, да. Это не шутка. На самом деле, в этом есть необходимость. Потому что в храм ходит немало людей, которые нуждаются в помощи не только психолога, но и психотерапевта. Почему? Людей с расстройством психики достаточно много. Если мы не видим их среди наших соседей, родственников, коллег, то есть, если они не входят в круг нашего общения, это не значит, что их нет. Часто бывает, что они вообще редко входят в какой-нибудь круг общения. Общество отторгает их. У этих людей расстроена психика, они ведут себя странно и неадекватно в каких-то помощь психологаситуациях. Они становятся изгоями и часто находят поддержку, опору и понимание в церкви. Большое количество людей с расстроенной психикой и расстроенными нервами собираются в храме. Когда они воцерковляются, то находят объяснение своему состоянию души. Они же чувствуют себя не очень комфортно. Если психика сильно расстроена, их всё раздражает, они всё болезненно воспринимают. Это всё равно, что содрать кожу с человека: даже нежное и ласковое прикосновение будет вызывать боль. Людей с расстроенной психикой так же болезненно раздражает всё. Его может раздражать взгляд прохожего, шум машины, столб и т. д. Ему кажется, что все против него, тревожность повышена. В церкви он находит объяснение этому состоянию. Оказывается, это колдуны, чародеи, маги, экстрасенсы и, вообще, много врагов. А мы в храме спасаемся. Он находит там комфорт, чувствует себя под защитой. Его психика находит там утешение. Таких людей много. И это неплохо. Потому что церковь – врачебница душ человеческих, в прямом смысле слова. Вы видели здоровых людей в больнице? Поэтому не только помощь психолога, но и помощь психотерапевта была бы очень кстати в храме. Печально, что в храме только такие, больные люди, ущербные, с покалеченными жизнями и судьбами, которые ищут там какую-то отдушину. И очень мало людей, которые приходят в храм не от проблем, а по зову сердца, по любви. Таких людей мало, они на вес золота.

  • Здравствуйте, отец Андрей. Бог в помощь. Получила много полезной информации из Ваших диалогов с Натальей Скуратовской. С большим интересом и вниманием все посмотрела. Низкий поклон вам обоим. Жду новых диалогов на важные темы. Для меня одна из таких тем СТРАХ. Я боюсь своих желаний. Боюсь когда на горизонте радость. Мне даже легче, когда наоборот. Потому что радость и что то хорошее у меня ассоциируются с обязательной потерей. Даже в духовном плане:»Истинно говорю вам: они уже получают награду свою…» Боюсь приобрести здесь и потерять там. И к подвигам не готова, и простотой сердца не отличаюсь. Но исповедовать веру не боюсь. Проблем с самобытностью не имею. Не иду на поводу, имею свое мнение и уважаю чужое. Меня очень редко, что напрягает или раздражает в людях. И я не отношусь к разряду «мрачных» православных. Я вроде как всегда довольна тем, что имею, но начинаю бояться, когда вижу, что вот вот может стать лучше. И страх присутствует во всей моей жизни. И опять же не такой страх: болезни, смерти, неприятностей. А наоборот, страх: счастья, благополучия, исполнения желаний. Может это и не тема отдельной передачи, тогда буду благодарна за ваш частный ответ. И спасибо за ответ на мой предыдущий вопрос. Планирую посетить Свя́то-Успе́нский Пско́во-Пече́рский монасты́рь.