Псково-Печерский монастырь

Псково-Печерский монастырь

Псково-Печерский монастырь

Аудио-версия:

http://kiberpop.podfm.ru/tematichesciefragmenty/13/file/podfm_kiberpop_tematichesciefragmenty_20141019.mp3

Меня сильно нервирует ходьба и разговоры в Доме Божием, у старообрядцев с этим строго. Жду объединения.

Объединения со старообрядцами? Вы думаете, что после этого объединения как-то изменится атмосфера в храме? Да нет, ничего не изменится. Все так же и будет.

Кстати говоря, я как-то в Псково-Печерский монастырь в Пскове, — люблю там бывать, и уже был там неоднократно, и не знаю, сколько раз, со счета сбиться, сколько раз я там был, — и так заездом на денек, и на недельку, и на десять дней приезжал, там жил, останавливался, молился… И там просто маленький момент… навели меня на мысль… и там интересно тем, что вообще город Печоры и монастырь, как градообразующая организация, скажем так… То есть город вокруг монастыря вырос. Так вот там, собственно, нет никакого производства, какого-то такого предприятия градообразующего нет. Именно вокруг монастыря он вырос, этот город. И, собственно, он до сих пор так и есть.

До тридцать девятого года этот город вместе с монастырем был на территории Эстонии. То есть это была территория не России, естественно, не Советского Союза в то время. Естественно, никакой антирелигиозной пропаганды не было, никаких храмов там не закрывали, никакого духовенства там не расстреливали, там семинария была, действовала, и г. Печоры жил себе такой же жизнью, абсолютно так же все было, как и сто, и двести, и триста лет назад. То есть они так же отмечали все церковные праздники, огромные массовые колоссальные крестные ходы устраивали, шествия не только в монастыре, а по округе. Многотысячные, многодневные крестные ходы, и все это было в порядке вещей до тридцать девятого года. Но в тридцать девятом году, когда наши вместе с немцами разделили Польшу, а заодно и все Прибалтийские республики, и все это — часть Польши и Прибалтика вошла в состав Советского Союза. Но это уже был тридцать девятый год, особо сильно там не разогнались, начался сорок первый год, и Печоры оккупировали немцы. И все это под немцем оказалось до сорок четвертого года. И только в сорок четвертом году наши опять отвоевали эту землю.

Таким образом, можно сказать, что до сорок четвертого года этот монастырь жил свой жизнью, да и после сорок четвертого там еще какое-то время все жило своим чередом. Особо там не до того было, чтобы какую-то там пропаганду вести, тем более, что во время войны отношение к церкви стало меняться у государства. Открыли Троице-Сергиеву лавру, в этот монастырь Печерский сослали, мягко пригласили или как-то там указали… многих старцев из Валаамского монастыря туда понаехало в Печерский монастырь… Наоборот, в это время был расцвет духовной жизни этого монастыря, потому что монастырей не было в России, все позакрывалось, и вот туда очень много съехалось таких светил духовной жизни. И все это наложило колоссальнейший отпечаток, и это все сохраняется по сей день.

Дух там совершенно удивительный. И в том числе, — я к чему все это рассказываю вам, — в том числе, это заметно, если посмотреть на прихожан — жителей Печор, которые до сих пор живут не так, как вся Россия. Они живут совершенно по-другому. Я имею в виду отношение к церкви. Потому что монастырь, в общем-то, он образует этот город и очень многие люди там работают, так или иначе связаны с этим монастырем. Там определенный колорит.

И вот во время службы, знаете, там очень интересная такая атмосфера царит, совершенно не строгая, т. е. люди там могут взять со стульчиком прийти со своим складным, сесть где-нибудь, разложить этот стульчик где-нибудь в храме, сесть на него и сидеть. Книжки читать, в смысле, не художественную литературу, а поминание, синодики. Там целой горой носят тетради с длиннющими списками имен, за которых нужно помолиться. Туда люди приезжают, заказывают, и там огромное количество всех этих поминаний, тетрадей, всяких разных синодиков. И вот разносят, монах выходит и разносит людям этим, прихожанам. Они совершенно спокойно могут перемещаться как-то так по храму, все так просто, и это совершенно не напрягает. Там как-то не раздражает это все. Это так естественно выглядит, как-то гармонично все…

Безобразий, конечно, нет, нарушения дисциплины нет. Все очень пристойно, благородно, спокойно как-то, то есть как-то все так естественно и хорошо. Поэтому я не знаю, может быть раздражает даже не столько ходьба по храму людей, сколько то, что атмосфера в самом храме не совсем, может быть, располагает, не совсем, может быть, молитвенная, я вот так даже скажу… А тут еще и этот ходит, раздражает, и так тяжело сосредоточиться. Может быть так, потому что в Печорах совершенно молитвенная атмосфера, тебе ничего не мешает. Сел человек, встал человек, прошелся туда, подошел к свечам… Жизнь какая-то жительствует, но это не мешает абсолютно. То есть ты стоишь в этой атмосфере, она вокруг тебя, как будто, не знаю, в воде какой-то находишься, как она вокруг тебя обволакивает так вот… Ты, собственно, так вот в молитвенном таком состоянии находишься.

Вот такую я вам сказку на ночь рассказал. Ну и чего вы тут мне понаписали?


Фрагмент трансляции от 02 июля 2014