Фото: Птицу выпускают из клетки на волюПомощь волонтеров онкологическим больным включает в себя психологическую поддержку, духовные беседы. Но о чем именно и как вести беседу, чтобы религиозная помощь онкологическим больным была максимальной? Как говорить с больными онкологией о Христе?

Как православным волонтерам беседовать с  онкобольными?

Подскажите, о чем, на Ваш взгляд, можно беседовать с онкологическими больными? Мы их посещаем от храма. Помогаем священнику, записываем желающих принять крещение, исповедовать, причаститься, беседуем о вере и тому подобное. Как-то я не могу, как одна из наших тетенек, говорить слова типа «покайтесь, окаянные, помирать скоро». Хочется всех подбодрить, поддержать. Надо говорить о Христе, а как им доходчиво, без морализма донести? Ответить на вопрос я могу, тему любую поддержать тоже. А как, чем заинтересовать молчунов, особенно мужчин? Им тяжелее там, чем женщинам. Простите за сумбурный вопрос.

Вопрос, может быть, сформулирован немножко сумбурно, но, самом деле, мне очень хорошо понятен. Я прекрасно понимаю, о чем идет речь, понимаю Ваши затруднения. Могу сказать Вам, что раз на раз вообще не похоже. Разные люди и по-разному с ними нужно говорить. Это же зависит от степени, условно говоря, их воцерковленности, осознания того, что с ними вообще происходит, от степени той цепкости, с которой они цепляются за жизнь. Каждый конкретный человек по-разному цепляется. Некоторые до конца, до последнего держатся за жизнь. Уже совершенно очевидно, что он умирает, никаких шансов у него нет. Его выписали уже умирать, он дома. Приглашают меня его причастить, напутствовать. Он, вроде как, согласился: «Священник придет, ну хорошо. Пусть батюшка придет». Этот человек на все согласен: батюшка придет или еще кто-нибудь, не важно, хоть шаман с бубном. Лишь бы только пришли, помогли. Приходишь с этим человеком поговорить, пытаешься это сделать. Понимаешь, что он совершенно не собирается говорить на тему покаяния, ведь пред Богом сейчас должен предстать. Этого нет у него. Он рассматривает покаяние, зачастую, таким образом: «Ну, может быть, меня Боженька за этот грех наказал. Я сейчас попрошу прощения, может быть, мне сейчас полегче станет». В общем, опять же он цепляется за жизнь до последнего. Зубами, руками, когтями, но он зацепился и не хочет отпускать. Уже умирает, и все же ни в какую. Бывают такие случаи. С этими людьми очень тяжело, невозможно вообще разговаривать, потому что они идут против очевидного и никаких доводов не слушают.
Есть другие люди. Это совсем иная категория людей, они готовы говорить открыто, совершенно спокойно о конечности своей земной жизни. И они совершенно спокойно общаются, говорят, спрашивают, интересуются. С ними можно прямым открытым текстом говорить, что пришло время прощаться, как-то подводить итог своей жизни: «Маловато, конечно, прожил-то, можно было и побольше, но каждому свое время отведено. Видимо, пришло твое время. Давай как-то рассмотрим жизнь, подведем какую-то черту». Но это вопрос о покаянии. Здесь речь идет об исповеди человека.
А Вы спрашиваете более широко, я так понимаю. «О чем вообще можно беседовать с больными онкологической больницы?» Если говорить на аудиторию, не «тет-а-тет», а для нескольких человек, лежащих в одной палате, к примеру, то, здесь, наверное, нужны какие-то самые простые вещи. Самые простые, бесхитростные. Судя по Вашему вопросу, где Вы говорите, что «ответить на вопросы я могу, тему любую поддержать тоже», Вы неплохо подготовлены. Евангелие хорошо знаете и церковную жизнь тоже. Но Вы поймите, уровень Вашей подготовки и уровень знаний тех людей, с которыми Вы общаетесь, несопоставим, скорее всего. И поэтому, если Вы будете говорить самые простые банальные для себя вещи, то для них это будет звучать как что-то совершенно новое, свежее и неизвестное. Они таких вещей не знали и будут им рады. Потому что, в конечном счете, я думаю, там Господь будет смотреть не на то, каких высот они достигли. Не на то, уподобились ли они Сергию Радонежскому в своем житии, достигли ли они какого-то духовного бесстрастия, совершенства. Не на это Ононкобольные и беседы с ними будет смотреть. Он будет смотреть на вектор, куда этот вектор был направлен. И даже если Вы чуть-чуть что-то скажете, будет достаточно. Тот разбойник на кресте, он же был разбойником, распяли его по делам, но он принес свое покаяние и этого хватило. У него вектор просто был. Да, не достиг он бесстрастия, но вектор такой, направление такое. Поэтому Вам не надо ставить заоблачных целей, заоблачных вершин, нужно попроще что-нибудь. И, собственно, этим ограничиться. Я думаю, если Вы им просто расскажете евангельскую историю о Христе, просто расскажете о Христе, то и это будет очень хорошо.