Ислам и христианство

Ислам и христианство

Ислам и христианство

Аудио-версия:

http://kiberpop.podfm.ru/tematichesciefragmenty/9/file/podfm_kiberpop_tematichesciefragmenty_20141018_9.mp3

Какая религия истиннее? В исламской Саудовской Аравии самое низкое на земле распространение СПИДа. А христианские страны одни из худших в этом плане. Какая религия истиннее?

А при чем тут религия? Это вообще не показатель. Я удивляюсь, когда (в основном мусульмане) так пытаются доказать истинность своей религии. Они говорят: «У нас самый низкий процент СПИДа, у нас разврата нет, у нас нет домов престарелых, у нас нет пьянства, еще каких-то таких проблем. А у вас, смотрите, у христиан. Видите, у вас что? Ну и какая религия истиннее?» А при чем тут это? У вас она более агрессивная, эта религия. Она жесткая, и можно наводить порядок, можно строго заставлять людей, принуждать и так далее. Но это о чем будет говорить? Просто характер религии у вас такой. Вот и все.

А то, что у нас творится: и пьянство, и разврат, и СПИД, и что хотите… недостатки, пороки, — так у нас же религия это не проповедует! То, что мы не наводим порядок жесткой рукой, это характеризует нашу религию, как религию любви и прощения. Мы пытаемся достучаться до сердец людских, до сознания людей, чтоб они не через силу, принуждение и общественное давление выполняли то или то. А осознали сами и как-то сами стремились к Богу. Просто это наш подход. Другое дело, что может быть нам это не совсем удается, но если бы вы использовали наши методы, может быть и у вас это тоже бы не получилось.

Как это сравнивается: истинность и неистинность? Мы что проповедуем разврат? Нет. Тут не религия сравнивается. Так что я не понимаю мусульман, которые вот на это глядя, выставляют это как критерий истинности веры. Конечно, дерево познается по плодам. Но так посмотрите наши плоды. Пожалуйста, входите в храм и смотрите иконы святых. Вот это наши плоды. По плодам дерево познается. А то, что есть еще много всяких сорняков… ну что же, куда деваться. Возьмите наши жития святых, почитайте. И найдите ваших. И скажите: «А вот у нас тоже, вот наш благочестивый… Вот, и вот, и вот». И давайте их сравнивать, а не людей, которые может быть не всегда живут мусульмане по законам ислама, и христиане не всегда живут по законам христианства. Причем у нас это чаще.

Но в Саудовской Аравии, на которую Вы ссылаетесь, конечно, я не знаю, может быть действительно процент очень низкий и там как-то по-другому. Но это исламское государство. Там никто семьдесят лет не насаждал силком атеизм, не разрушал целенаправленно семью, как это у нас происходило в Советском Союзе, когда в 20-е годы провозглашалось так, что раз у нас у всех коммунизм, у нас все общее, давайте у нас жены и мужья тоже будут общими. А дети, которые будут рождаться, будут воспитываться в коммунах, в колониях детских; государство будет о них заботиться. Вот до какого маразма доходило! Разрушалась семья целенаправленно. Это было во времена самые первые. Потом начали сворачивать эту программу и уже стали по-другому относиться. И семьянин – это уже стало хорошо. А первоначально это все по-другому было.

И атеизм насаждался, и разрушалось все. Храмы разрушались. Духовенство расстреливалось. Огромные волны миграции. Ведь люди-то лучшие уехали… конечно, многие остались, но очень много достойных людей оказалось в эмиграции, им просто здесь места не нашлось. А ученых на пароходы сажали, деятелей культуры, и высылали. Вот что творилось: выкашивался генофонд.

Так что то, что у нас сейчас происходит, это не показатель того, что у нас религия не истинная. Извините меня. Окажись вы в таких условиях, например, в Саудовской Аравии, еще неизвестно, что бы там сейчас было бы. Вот тогда бы посмотрели, сравнили. Что ж сравнивать исламскую Саудовскую Аравию, где законы шариата действуют, и нас с демократией, которой двадцать с лишним лет, тридцать лет скоро будет, начиная с перестройки… целенаправленно пытаются страну разрушить. Но Путин молодец, как-то все это пытается остановить.

Если ислам приносит такие плоды чистоты обществу, то почему христиане считают ислам врагом себе, а, значит, истины?

Нет-нет, мы не считаем ислам врагом. Мы не считаем его врагом. Может быть, ислам считает нас врагами? Может быть, потому что мы как-то свою линию ведем. Но мы не считаем ислам врагом. Зачем?

И насчет «врагом ислама и истины»… Насчет истины, тут вот извините. Мы говорим, что у ислама там тоже много чего истинного есть, но полная истина только у нас. Так что, кто-то там нашел в исламе что-то. Ну, хорошо. Но кто-то нашел больше в христианстве. Замечательно!

А по поводу плодов, как вы тут сказали? «Ислам приносит плоды чистоты обществу»? Так для нас не является задачей, целью сделать идеальное общество здесь на земле. Просто у нас цель эта не стоит. Поэтому да, ислам это может сделать. И, может быть, с точки зрения, скажем так, человека-руководителя, который смотрит, как бы ему такое общество создать, чтобы все было хорошо, то, может быть, ислам был бы лучше всего (может быть тоже, но другого ряда может быть еще буддизм, тоже неплохо, знаете… Ну, там есть свои плюсы…) И тогда, может быть, оно было бы лучше. Но весь фокус в том, что христианство не пытается построить такое общество здесь, на земле, потому что это равносильно тому, что мы попытаемся здесь на земле создать рай. А мы знаем, что Христа мир отверг, мир Его не признал, не принял Его, Его распяли. Вот, пожалуйста, вам, распятый Христос – это символ христианства. Это мы знаем, что мир отвергнет и нас тоже. Раз Христа отверг, то и христианство тоже, естественно, отвергает. И нас христиан он тоже отвергает. Естественно, потому что Христос был не от мира сего, и мы тоже следом за Ним не от мира сего (по крайней мере, пытаемся быть).

И вообще, мы стремимся не быть хорошими людьми, мы пытаемся быть святыми людьми. Для того, чтобы построить нравственное общество, может быть достаточно ислама. Но нам нужно святое, а это на земле не построится.

Много религий и отсюда войны, конфликты между собой и другими…

Нет-нет. Вообще исламский мир, конечно, во многом очень положительную роль сейчас играет. Очень во многом. Они же сопротивляются западному влиянию, западному вмешательству, агрессивной западной культуре, которая у них отождествляется с христианством.

Вот давайте представим себе, что мы жители Ирака, например, или Саудовской Аравии или еще где-то там живем. И для нас христиане – это кто? Это американцы, европейцы. Вот они – христиане. Они как ходили крестовыми походами воевать, крестоносцы, так и сейчас туда ходят, только уже не на лошадях, а на авианосцах. А так-то по сути дела одно и то же. И они поэтому сопротивляются этой агрессивной западной цивилизации, которая так им насаждает демократические западные либеральные ценности. Они защищают, защищают свою веру, защищают свою самобытность, свою культуру защищают, свою страну, в конце концов, защищают. Ну, в общем-то, правильно делают. А мы немножко, как бы это, прогнулись под Запад. Немножко, мягко говоря.

Проблема в том, что нас они тоже как бы к ним причисляют. Потому что мы тоже христиане. И для них христиане – это просто христиане и все. А то, что мы меж собой тоже очень-очень разные, но они где-то знают об этом, но большинство как-то не очень на это обращает внимание. Просто христианство и все. А на самом деле, между нами ведь огромная разница. Сравнить католичество и православие, мы же меж собой совершенно разные. Хотя в одного, казалось бы, Христа верим. Но тем не менее.

Ну да, у них у мусульман тоже есть сунниты, есть шииты. Тоже они там разные. А у нас это тем более серьезная разница.


Фрагмент трансляции от 02 июля 2014